Елизавета. 33 года

«Выросшая в семье алкоголиков»

Когда я была маленькая, мама оставила ме­ня в 7 месяцев у бабушки и уехала. Через 5 лет она вышла замуж, родила сестренку, вместе с мужем сильно пили. Все это время, пока ее не было, у меня была счастливая жизнь, но потом началось... Мама приехала к нам с бабушкой, муж ее в это время сидел. Пьянки, мужики, драки. Помню, как не спали ноча­ми: квартиры были рядом, через стенку все было слышно, как мама ругается, как начинается драка... И жалко ее, и страшно. Мы тогда с сестренкой в школе учились — естественно, не высыпались, но это было еще ничего по сравнению Елизавета. 33 года с тем, что мы чув­ствовали... Страшная беспомощность, ужас, страх. Безденежье. Некуда было деваться — слезы, прось­бы, ничего на маму не действовало, уходили с бабуш­кой ночью на улицу. Помню те звезды — смотрела на них и думала о Боге, о Его таинстве. Мечтала, что когда-нибудь все-таки закончится эта адская жизнь. Всего здесь не опишешь, но те, кому довелось жить с родителями-алкоголиками, очень даже меня поймут.

Сейчас моя мама и отчим сидят в тюрьме, ба­бушка умерла от рака, когда я заканчивала 11-й класс.

Нас забрал к себе и увез в другой город мамин брат (бабушка просила Елизавета. 33 года хотя бы меня взять, если что с ней случится, но я одна без сестренки ехать отказа­лась).

И вот мы здесь, в городе Н., живем уже 8 лет.

Дядя со временем начал укорять нас в порыве гнева, что взял к себе, постоянно просил что-то поку­пать в дом (ковер, поменять за свой счет сантехнику и т.п.), вообще он человек очень вспыльчивый: не раз­берется, что к чему,— сразу орет, матерится, унижает. С одной стороны, я его понимаю: чужие дети.

Четыре года назад я начала жить в граждан­ском браке с Н., начала жить, чтобы только Елизавета. 33 года сбежать от дядьки. Не обращала внимания на то, что мой муж любит выпить; думала: пройдет...

Прожили мы с ним полтора года — мне очень хотелось оформить отношения, хотелось чувство­вать себя защищенной, для меня это очень важно. Но Н. сказал, что еще не готов. Мне было так плохо: я боялась, что он меня может бросить, мне страшно возвращаться к дяде, ведь с Н. я снова начала чув­ствовать вкус жизни. Мне жутко не нравится неопре­деленность.

И я начала встречаться с другим мужчиной (В.), я влюбилась. Такие двойные отношения длятся уже два года. Полгода назад мы хотели начать жить вме Елизавета. 33 года­сте, но я не решилась. Мне очень жалко оставлять Н., по характеру он хороший, вот только пьет очень, и... я не хочу с ним спать и иметь от него детей. Тог­да, полгода назад, я призналась ему во всем; думала: выгонит — все махом решится, но он не выгнал меня и, более того, сказал, что хочет исправиться, не хочет меня потерять, и никогда я не услышала и слова упре­ка, как будто ничего и не говорила.

Решила тогда расстаться со своим вторым муж­чиной, но не смогла, и до сих пор не могу. Потому что когда Н. пьяный, это так противно. Мне Елизавета. 33 года стыдно за него. Я пытаюсь ему помочь, но ему, похоже, надо лечиться. Сам он это понимает, но... все пьет. А вот ха­рактер у В. очень тяжелый, он грубо относится к сво­ей матери (много чего было, не опишешь всего), мо­жет ее матом покрыть. Говорит, что мать его не любит с детства, во всем ее обвиняет. Говорит, что со мной будет другим. Я не верю, но не оставляю его, потому что не определилась, с кем быть. Потому что иногда я думаю, что готова терпеть его вредный характер, ду­маю, что подстроюсь под него, потому что я Елизавета. 33 года даже на это согласна. Когда Н. пьяный, мне хочется сбежать на край света. Все это ужасно, я понимаю.



Мне страшно жить. Я не чувствую в себе ника­ких сил, и жизнь кажется мне пустой. Нет никакого ориентира. Я как будто повисла в воздухе. Пойти не­куда, и негде найти доброго совета.

Жилье снять не могу: заработная плата не по­зволяет; но самое главное — в последнее время такие мысли приходят: жизнь не в радость. Где найти силы, что делать и как успокоиться? Я верю в Бога, но в цер­ковь никогда не ходила, потому что изучала Библию со свидетелями Иеговы и верю Елизавета. 33 года тому, что они говорят, но не со всем согласна. В церкви — изображения, а изображениям поклоняться нельзя. Мои мучения от­того, что я живу не по Божиим законам, но дело в том, что не могу найти для себя истину, я это знаю.


documentaicnjsb.html
documentaicnrcj.html
documentaicnymr.html
documentaicofwz.html
documentaiconhh.html
Документ Елизавета. 33 года